Росстат досчитал в ВВП 2015 года стоимость военно-политических изменений для России

      Комментарии к записи Росстат досчитал в ВВП 2015 года стоимость военно-политических изменений для России отключены

Опубликованные эти Росстата о переоценке ВВП дают основания для косвенных оценок цены для экономики "мобилизации" лета 2015 года.

Росстат досчитал в ВВП 2015 года стоимость военно-политических изменений для России

Досчеты статистиков информации о произведенном валовом продукте в секторе госуправления и военной безопасности полтора года назад добавили ВВП 2015 года 0,7 процента, либо около 560 млрд руб. Большая часть этих затрат, минимум много миллиардов рублей в год — это затраты на работу ВПК и силовых ведомств в новом режиме, учитывающем конфликты в восточной части Украины и в Сирии.

Росстат в рамках плановых работ произвел переоценку поквартальных и годовых информации о ВВП за 2014-2016 годы. Это рутинная работа статистического ведомства. При с 2014 годом опубликована пятая (и последняя как и всегда) оценка ВВП за год, при 2015 года — третья, для 2016 года дана первая официальная оценка ВВП за третий квартал.

Очень занимательные эти приведены в оценках не за прошедший, а за позапрошлый год. Росстат снизил оценку годового падения ВВП (позванного в основном последствиями нефтяного шока) в 2015 году с 3,7% до 3%, причем объяснения этому — досчеты результатов работы секторов госуправления и обеспечения военной безопасности.

Статистика армейского сектора в силу множества обстоятельств, от временных режимов снятия гостайны до низкой оперативности данных, поступающих от организаций и предприятий, которые связаны с силовыми структурами, пересматривается достаточно довольно часто не только в Российской Федерации. Так, при переходе на новый замысел совокупности национальных квитанций 2008 года, начатом ведомством в 2015 году пересчетом данных за 2011-2015 годы, вопрос об учете армейских закупок в расчете потребления главного капитала был одним из больших трансформаций наровне с учетом оценок теневой аренды жилья. Но, пересчет ВВП 2015 года к методике отношения, по всей видимости, не имеет: все большие трансформации, разрешившие Росстату отыскать 0,7 процента трансформации ВВП, были в третьем квартале 2015 года.

Обстановка в секторе госуправления и военной безопасности ранее оценивалась Росстатом как спад на 0,8% год к году. Но в третьей оценке статистики нашли в секторе рекордный рост — 3,4%. Напомним, на данный период в секторе госуправления никакого видимого роста выпуска происходить не имело возможности: бюджеты всего государственного сектора В первую очередь 2015 года были де-факто заморожены, вполне возможно (детализованной статистики на данный счет нет) как раз в госуправлении динамика соответствовала общеэкономическому тренду — порядка 1-2% падения.

Тем более ответственна вторая часть сектора, оборонная — как раз в третьем квартале 2015 года «околовоенные» мероприятия Минобороны должны были быть велики.

Напомним, третий квартал 2015 года ознаменовался очередным сильным ухудшением в армейском конфликте в восточной части Украины. Напряженность распространялась и на Запад — 20 июля военное руководство Финляндии заявило о намерении усилить оборону восточных пределов страны из-за роли России в событиях на Украине, а в госструктурах РФ говорили о контрмерах. К середине августа режим перемирия в Донбассе практически был сорван.

Наряду с этим 30 сентября 2015 года, именно в последний отчетный сутки третьего квартала, Российская Федерация присоединилась к операции в Сирии. Но разумеется, что это потребовало предварительных армейских приготовлений, как при с Украиной — передислокации армий по территории РФ, трансформаций в графиках армейских мероприятий и т. д.

Обращение, очевидно, не имеет возможности идти о том, что 0,7% ВВП 2015 года, либо 560 млрд руб.— это чистые армейские затраты России, которые связаны с Сирией и востоком Украины в третьем квартале 2015 года. Динамика ВВП за данный период только косвенно показывает порядки суммарных затрат РФ для оборонного комплекса и приведения, и госаппарата в новый «более армейский», чем ранее, режим. «Произведенный» валовой продукт в секторе обеспечения военной безопасности обязан включать в себя и цена передислокации армий, и дополнительно произведенные оборонным комплексом оружия, и переброску материальных резервов с затратами на транспорт, и наем персонала, и дополнительную работу не только военных, но и других силовых структур. В статистике затрат бюджета страны РФ оценить всплеск как раз военных затрат практически нереально, большая часть из них оплачивается по статьям «общегосударственные затраты», «общеэкономические затраты», а также в закрытой части бюджета — в неспециализированную же цифру, вычисляемую из пересчета Росстата, попали и «мобилизационные» мероприятия региональных правительства.

Однако с большой возможностью досчеты Росстата соответствуют по крайней мере по порядку величины как раз цифрам цены перевода национальной экономики в новый режим, соответствующий возросшим армейским угрозам РФ. В марте 2016 года президент Владимир Владимирович Путин на встрече с армейскими в Кремле оценивал затраты РФ на операцию в Сирии за шесть месяцев в 33 млрд руб. Разумеется, что речь заходит в этом случае лишь о прямых расходах, в то время как все «околовоенные» траты РФ (напомним, производство в секторе госуправления и обеспечения военной безопасности более либо менее соответствует госрасходам на эти цели, создаваемым «продуктом» есть управление страной и достижение военной безопасности) на порядок выше — это много миллиардов рублей в квартал либо, грубо, до триллиона рублей допрасходов для работ Минобороны и подчиненных и координирующих с ним работу структур по предотвращению выросших армейских угроз РФ.

Валовая «цена» для РФ конфликта в восточной части Украины, отметим, ранее ни при каких обстоятельствах не приводилась.

В данной части сведения Росстата в полной мере соответствуют популярному экономическому заблуждению, «теории разбитых стекол». Околовоенные мероприятия смогут статистически вызвать дополнительный рост экономики, но эти траты так или иначе вынужденны и не приводят к росту национального благосостояния. Переоценка ВВП за 2015 год может поменять годовые оценки ВВП ушедшего года (до переоценки данных 2015 года ожидался спад на уровне 0,5-0,6%).

Но никакие трансформации статистических показателей не поменяют того факта, что перемещение войск и военных грузов, а тем более участие в вооруженных конфликтах, с отменой контрибуций и системы аннексий уже не делают ни одну их страну-участника богаче.

Дмитрий Бутрин, Олег Сапожков

Источник: finance.rambler.ru

ПБК: Судраба о советниках министров


Занимательные записи

самые интересные, подобранные как раз для Вас, статьи: